Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

0 31

С коррупцией проблемы (это не нравится США).

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

Вот уже четыре года легендарный футболист Джордж Веа правит родной Либерией. Скоро срок закончится, следующие выборы будут в 2023 году. Правда, бывший форвард уже сейчас уверен, что выиграет их во всех округах (а не в 11 из 15, как в 2018-м). 

Как футболист Веа прославил многострадальную Либерию. Его главная награда – «Золотой мяч»-1995. За плечами солидная карьера с трофеями во всех странах, куда заезжал: Кубок Франции с «Монако», чемпионство с «ПСЖ», два скудетто с «Миланом» и Кубок Англии с «Челси». 

Футбольная популярность помогла Веа стать президентом (тут есть свои нюансы, но о них дальше). И правда, голливудский сюжет: мальчик из нищей страны, где футбол вообще не развит, смог стать лучшим в мире. На старте карьеры, чтобы прокормить себя, Джордж работал техником на телефонном коммутаторе. И параллельно неплохо играл в футбол.

Громкие предвыборные обещания побороть бедность и коррупцию тоже помогли стать президентом, вселив в либерийцев надежду. Но получилось ли у Веа стать успешным политиком и спасителем для народа? 

Что там в Либерии? Небольшая лекция об истории страны

Либерия – одна из беднейших, слаборазвитых и отсталых стран мира. Так было почти все 175 лет независимости – за исключением нескольких отрезков, которые по делу называли «рост без развития» (хотя тому экономическому росту нынешняя Либерия может завидовать). 

Либерия всегда от чего-то зависела: от иностранного капитала, помощи или цен на сырье. Уровень образования в стране невысокий, как следствие – недостаток квалифицированных людей. Исторически местные получали копейки – в 60-х зарплата была в среднем в 10 раз ниже, чем в развитых странах (сейчас пропасть еще больше). 

Окончательно Либерию добили две гражданские войны. Но почему так все сложилось? Давайте по порядку. 

Гляньте на флаг Либерии. Ничего не напоминает? 

 

Да, похоже на флаг США. Только вместо звездочек одна звезда. А еще столица Либерии – Монровия. Называется в честь 5-го президента США Джеймса Монро. Конституцию тоже писали под влиянием американской. Тут сразу становится ясно, что какая-то связь между Либерией и Штатами есть. Подсказку можно найти в названии страны и ее девизе: «Любовь к свободе привела нас сюда». 

В XIX веке в США остро стоял вопрос рабства. Помимо социально-культурных моментов, конфликта Севера и а, рабство тормозило развитие капитализма. Пришлось думать, что делать с освобожденными темнокожими рабами, ведь их становилось все больше и больше. Они не имели прав и не могли нормально вписаться в общество. Это доказывает наступившая потом расовая сегрегация. Еще люди опасались, что бывшие рабы начнут мстить (локальные бунты иногда вспыхивали).

Один из вариантов, понравившийся президенту Монро и другим политикам, – переселять бывших рабов в Африку (большего всего невольников ввозили с африканского континента). На основе этой идеи и появилась Либерия. Правда, нюанс: на территории будущей Либерии жили аборигены – разные племена и народности. Но американцев это не смущало. 

Перевозкой и расселением бывших рабов занималось Американское колонизационное общество, негласно поддерживаемое правительством. Его люди сначала разведали территорию на западе Африки, а затем купили у вождей землю на грабительских условиях, дав товаров примерно на 50 долларов – шесть ружей, ящик бус, две бочки табака, по бочонку пороха и рома, несколько пар ботинок, три платка и еще кое-что. По факту земля стоила сильно дороже (по некоторым данным, не менее миллиона долларов).

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

Другая проблема – очень-очень серьезная, не дававшая Либерии развиваться и отчасти ставшая причиной гражданской войны – отношения переселенцев (американолиберийцев, как они себя называли) и коренного населения. 

Бывшие рабы, обретя свободу, сами стали вести себя как рабовладельцы. Они ущемляли туземцев, ставя себя выше. Это отражалось в поведении, манерах, стиле одежды и домах. Переселенцы заняли ключевые должности и взяли под контроль главные сферы хозяйства. При этом американолиберийцев было всего 1-2% от общего количество населения, а аборигенов – более миллиона.

Экономика держалась на долговых займах, как таковых рынков для либерийских товаров не было (вероятно, из-за расположения).

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

В XX веке в Либерию заходили иностранные бизнесмены, но получалось так, что те набивали карманы себе и бросали крохи государству. Хороший пример – американский резиновый король Харви Файрстон-младший. Бизнесмен открыл в Либерии производство каучука, но страна получала сильно меньше выгод, чем Файрстон. Да, он создавал рабочие места, но платил копейки. 

*** 

Либерия всегда была в тесных отношениях с США, связь укрепилась в годы Второй мировой войны. Развитие дорожной сети, стройка порта и аэропорта, расширение сбора каучуконосов, разведка железной руды – кое-что из этого диктовалось военными нуждами Штатов, но положительно сказалось на Либерии. 

• После войны в Либерии наступил экономический бум. В 1944-м президентом стал Уильям Табмен (возможно, самый успешный президент в истории страны). Он провозгласил новый курс: «политику объединения» (уравнять американолиберийцев и коренное население; дать наконец аборигенам гражданские права и разрешить заниматься госслужбой) и «политику открытых дверей» (привлечение иностранных инвесторов с помощью разных стимулов – например, низких налогов). 

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

• При Табмене Либерия была на подъеме: вошла в тройку ведущих экспортеров железной руды (наряду с Канадой и Швецией), была в топе по добыче латекса и производству каучука. С 1950 по 1962 год ВВП страны вырос в 2,5 раза, экспорт увеличился в 5 раз (составил 148 миллионов в 1965 году).  

Был подъем в образовании и здравоохранении. До него: 90% неграмотного населения, детская смертность – 75% и всего 6 врачей на страну. При нем: 912 школ, 80 тысяч учащихся, новый университет, 4 колледжа, 23 больницы, 106 амбулаторий, глазная клиника и медицинский институт, где готовили кадры. 

• К концу 60-х разгорелся кризис. Несмотря на подъем, Либерия оставалась отсталой страной. Во-первых, сильно зависела от природных ресурсов. В это время как раз рухнули цены на руду и каучук. Во-вторых, было много иностранных займов (падение доходов = неспособность погасить их). В-третьих, из-за обвала цен на руду и каучук часть иностранных фирм ушла, часть обанкротилась. Результат – безработица. А тут еще в 1971 году Табмен внезапно умер от болезни. 

• Табмена сменил его многолетний вице-президент Уильям Толберт. Как политик он был слабее, но все равно достаточно ловок и хитер. В экономике он проводил политику либерализации и пытался снизить зависимость от иностранной помощи. При нем строили общедоступные квартиры, дороги и школы. Но из-за инфляции жизнь становилась дороже и труднее, а пропасть между богатыми и бедными все равно росла.

Процветало кумовство. Члены семьи Толберта контролировали важные сферы экономики, наживая состояния. Почти половину государственных должностей занимали родственники (министр финансов – брат, министр безопасности –  зять, министр обороны – другой зять и так далее).

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

В середине 70-х после небольшого подъема цены на каучук и руду опять рухнули. Да и сам Толберт поплыл: начал принимать непоследовательные решения – в том числе в отношении оппозиции (то шел на диалог, то душил). Роковой шаг – повышение цен на рис в 1979 году. При среднем заработке в 80 долларов в месяц цену 50-килограмового мешка риса собирались поднять на 50%, до 30 долларов. Естественно, люди взбунтовались. Они и так едва сводили концы с концами. Поэтому вышли на протесты. Толберт не церемонился и подавил протест с помощью вооруженных военных. 

• В апреле 1980-го случился государственный переворот. Толберта убили, а власть узурпировал сержант Сэмюэль Доу из группы народов кру (то есть не потомок освобожденных рабов). Так прервалось 133-летние правление американолиберийцев.

Причинами переворота Доу называл коррупцию, нищету народа и неуважение прав человека. Сначала люди обрадовались смене власти, но, как оказалось, лучше не стало. Доу узурпировал власть, жестко душил оппозицию, взял под контроль всю прессу и медиа; А главное – сам наживался: приобрел личный самолет и бронированный джип, а вдобавок скупал недвижимость в США и открывал счета в иностранных банках.

От полного краха Либерию спасли США за счет материальной и финансовой помощи. Если в 60-70-е помощь равнялась 8 миллионам долларов, то за 1980-1985 года она составила 450 миллионов и покрывала треть бюджетных расходов страны. Военная помощь выросла с 1,5 миллионов до 12,7 миллионов. За 10 лет Доу получил от США больше помощи, чем Либерия за всю свою историю.

• Но это не помогло Доу удержать власть. Либерию сжирали изнутри те же проблемы, люди устали от нищеты, градус напряжения рос. Образовались группировки, разделившееся по этническому принципу, которые хотели завоевать власть. В сентябре 1990 года Доу был жестко убит полевым командиром Принсом Джонсоном.

В стране начался хаос, переросший в гражданскую войну. Причины конфликта все те же: экономическая отсталость, нищета и безработица на фоне бурного роста населения, острые этнические противоречия и коррупция власти.

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

Первая гражданская война (1989-1996) – одна из самых кровавых в истории Африки. В ней участвовали и дети, и старики (60 тысяч принимали участие в столкновениях, четверть из них моложе 15 лет). Война забрала 150 тысяч жизней, 1,2 миллиона граждан лишились жилья, 700 тысяч бежали в соседние страны.

• Президентом в результате первой гражданской войны стал полевой командир Чарльз Тейлор. Кстати, Веа критиковал его, когда был футболистом. Джордж в то время оказывал гуманитарную помощь пострадавшим и проехал по Африке с благотворительной миссией. «Все, о чем думает Тейлор и его команда, – это грязная нажива на войнах и разрухе. Они должны немедленно уйти», – говорил Веа.

• В 1999 году, спустя три года после первой, началась вторая гражданская война. Закончилась она в 2003-м. В Либерию ввели миротворцев ООН (миротворческая операция продлилась 15 лет) и создали временное правительство. Итоги войны печальны: сотни тысяч погибли, еще столько бежали в другие страны. Тейлор тоже бежал (но как военный преступник), получив убежище в Нигерии.

• Война добила хлипкую экономику и уничтожила инфраструктуру. Пришлось опять надеяться на иностранную помощь. К примеру, ООН перечисляла Либерии примерно по 500 миллионов долларов в год за счет доноров. Подключались и другие страны. Помощь нужна была, чтобы люди не начали умирать с голода.

• Нормальная жизнь вернулась в 2005 году после первых за много лет демократических выборов. Веа уже тогда хотел стать президентом, но его опередила Эллен Джонсон-Серлиф – экономист, закончившая Гарвард и работавшая во Всемирном банке. В 2011 году ее переизбрали на второй срок, а после него по закону она больше не могла баллотироваться.  

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

• Сейчас Либерия все равно одна из беднейших и отставших стран. В экономике ничего не изменилось: страна по-прежнему рассчитывает на помощь извне и иностранный капитал, благосостояние сильно зависит от цен на ресурс (упадут цены на каучук и руду – вот и очередной кризис). Больше половины пятимиллионного населения за чертой бедности и не могут удовлетворить потребности в питании (в основном сельские жители). 

• Более миллиона человек в условиях крайней нищеты. Большинство граждан не зарабатывает даже 2-3 доллара в день. 70-80% населения живут меньше чем на 1,25 доллара в день. По данным Transparency International, низкие зарплаты в государственном секторе и отсутствие достойной подготовки создают стимулы для коррупции. Сильно по стране ударили вспышки эболы и ковида. Из-за них о росте экономики и речи не шло. И только сейчас Всемирный банк предсказывает рост на 3-4% в ближайшие пару лет.

Веа много обещал, но пока мало выполнил. Люди не раз выходили на протесты

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

Почва для работы у Веа не лучшая. Еще никто в истории Либерии не добился качественного роста, победы над коррупцией и бедностью. Чтобы так глубоко перестроить страну, нужно, наверное, еще 100-200 лет системной работы. 

Тем не менее Веа раздал много обещаний. И все эти обещания зафиксировали. В Либерии есть институт Naymote (его создали активисты еще в 2001 году), который контролирует демократические процессы в стране, следит за работой политиков и образовывает местных. 

Как только Веа избрался, спецы из Naymote запустили инициативу WeahMeter. Суть простая: фиксировать все обещания и отслеживать динамику их выполнения. Каждый год организация выкатывает увесистый отчет, где анализирует работу президента. Ниже – свежие результаты.

С января 2018 года по январь 2022 года Веа дал 169 обещаний. Полностью выполнил он только 11, это 7% от общего количества. Еще 65 обещаний (38%) в процессе выполнения. И 93 обещания (55%) не начаты или не оценены из-за ограниченности или отсутствия данных для получения информации о ходе выполнения. 

Результаты отслеживали очень многими способами: мониторинг медиа, правительственных сайтов, отчетов, базы данных, личные визиты (например, зданий, которые обещали реконструировать), запросы чиновниками и так далее.

«Пришло время перемен. Перемен, которые превратят Либерию из страны с низким в страну со средним уровнем дохода. Где доступность базовых товаров и услуг больше не будет роскошью. Где не будет коррупции, несправедливости, бесхозяйственности и низкой эффективности», – писал Веа в манифесте 2017 года.

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

Программа бывшего футболиста держалась на четырех ключевых столпах: власть народу (тут всего 50 обещаний, выполнено 5 обещаний, а 20 в процессе), экономика и рабочие места (всего 71 обещание, 5 выполнено, 28 в процессе), поддержание мира (10 обещаний, ничего не выполнено, 4 в процессе), а также управление и прозрачность (23 обещания, ничего не выполнено, 12 в процессе). 

Одно из главных решений Веа на посту президента – сокращение зарплат политикам, министрам и высокопоставленным чиновникам. Когда Джордж выступил в должность, зарплата президента Либерии составляла 100 тысяч долларов в год. Веа сократил ее на 25%, направив сэкономленные деньги в фонд развития страны.

В целом депутаты в Либерии до Веа получали под 10 тысяч долларов в месяц, а с надбавками еще больше. Это нереальные суммы, учитывая, что некоторые учителя не зарабатывают и 200 долларов, а многие люди живут в нищете, получая пару долларов в день. Мало получали медики, полицейские и таможенники. 

Веа сократил зарплаты. А Кабинет министров постановил, что ни один руководитель госучреждения не будет зарабатывать более 7,8 тысяч долларов в месяц. Замминистра финансов в сентябре прошлого года сказал, что такая мера сэкономила государству более 9 миллионов долларов.

Другие выполненные задачи в основном скромнее, но заслуживают внимания реформы земли и образования: 

• оплата экзамена WASSCE для всех учащихся 12-го класса в государственных и частных школах (выпускной тест, после сдачи которого выдают аттестат);

• ремонт Мемориальной больницы имени Джона Кеннеди; 

• принятие закона о земельных правах (при прежней системе землевладения до 80% либерийцев жили без юридически признанных прав на землю, этот закон расширил права на землю для миллионов сельских жителей);

• укладка дороги из общины Доу в Клара Таун и других подъездных районах в Монровии и Пейнсвилле;  

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

• строительство новых домов для пострадавших от пожаров в Кру Тауне; 

• пересмотр и запуск национальной школьной программы для 1-12 классов (в основном осовременили учебную программу с учетом новых потребностей; правда, не совсем ясно, как это работает на практике);

• строительство рынка, военного госпиталя и пожертвование 30 швейных машин женщинам в двух округах.  

В процессе, например, снижение тарифов на основные товары, импортируемые в страну. Или стабилизация либерийского доллара (для этого правительство влило в экономику 25 млн долларов США). Начали запуск программы кредитования малого бизнеса на 3 млн долларов. Есть и более скромные цели: установка 2000 фонарей в столице, введение в биометрическую базу данных 50% жителей страны (в начале срока было всего 0,5%).

Еще один индикатор работы Веа – постоянные протесты. В июне 2019 года тысячи либерийцев вышли на акции против экономического упадка и коррупции, требуя отставки экс-футболиста. Правительство обвиняли в нецелевом использовании денег, а Веа –в некомпетентности и более конкретных вещах: например, были недовольны строительством люксовых домов на фоне отказа открыто декларировать имущество. 

В 2019-2020 годах протесты то разгорались, то затухали. Претензии не менялись: экономические проблемы, коррупция и некомпетентность. Протесты проходили в основном мирно и без насилия, но иногда полиция применяла водометы и слезоточивый газ. Бывало, что в стране пропадал интернет. 

Бастовали не только из-за разрухи в экономике. Летом 2020-го сотни демонстрантов вышли на улицы в знак протеста против увеличения числа изнасилований в Либерии. На третий день протеста полиция разогнала протестующих слезоточивым газом.

Как дела у Веа на посту президента Либерии? Пока выполнил всего 7% обещаний, хотя дал аж 169

В США недовольны темпами борьбы с коррупцией в Либерии

Историческая связь между Либерией и США сохраняется. К примеру, в 2015 года правительство Штатов предоставило Либерии грант в 257 миллионов долларов для решения проблемы с электричеством и дорожной инфраструктурой.  

С 2003 года США предоставили Либерии более 2,4 миллиарда долларов помощи для поддержки стабилизации и развития страны после войны. Дополнительно выделяли почти 600 млн долларов для борьбы с Эболой. Или, например, 96,5 миллионов в 2019 году на развитие сельского хозяйства, здравоохранения, госуслуг, правосудия и безопасности. 

Кстати, по поводу гранта из 2015 года на 257 миллионов. Он был рассчитан до января 2021-го. Для получения еще одного такого гранта страна должна соответствовать как минимум 10 из 20 показателям. Либерия проходит только по девяти критериям. 11 показателей – верховенство закона, фискальная политика, расходы на начальное образование, инфляция, торговая политика, эффективность правительства и других – не дотягивают до нормы.

В ноябре прошлого года в послании администрации президента США Байдена, которое передал посол Майкла Маккарти, особое внимание уделялось борьбе с коррупцией. Маккарти отметил, что США обеспокоены, что Либерия не добивается серьезного прогресса в этом вопросе. 

«Когда смотришь на страну с демократическими улучшениями и свободной прессой, понимаешь, что коррупция сдерживает ее, – сказал Маккарти. – Хочется видеть какие-то результаты, перемены, улучшения в образовании, здравоохранении и качестве жизни. Но [сейчас] мы обескуражены отсутствием прогресса». 

Статистика пока неутешительная: 90% либерийцев оценивают уровень коррупции как высокий, почти две трети не верят в приверженность правительства борьбе с коррупцией. И Веа пока мало изменил.

Фото: eastnews.ru/Sophie Garcia, CARIELLE DOE, JOEL SAGET, ALAIN BOMMENEL; globallookpress.com/Michael Runkel; Gettyimages.ru/Chris Hondros

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.