Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

0 235

Германизация РПЛ проходит органично: есть замечательное «Динамо» с тренером Сандро Шварцем, был эмоциональный «Спартак» с Доменико Тедеско, появился пока буксующий «Локомотив» Маркуса Гиздоля с менеджерами под протекцией Ральфа Рангника.

Теперь немец есть и в «Краснодаре» – Даниэль Фарке возглавил клуб, чей президент убеждал, что команде не нужны Тухели, иностранцы, наемники.

Тренд актуален и для Европы: три года подряд Лигу чемпионов берут только немецкие тренеры (Клопп, Флик, Тухель). В ЛЧ-2019/20 впервые в современной истории турнира до полуфинала дошли три коуча из одной страны – конечно, из Германии.

Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

Ниже – рассказ, как работает отличная система. И много-много примеров, что немецкая тренерская школа – это именно школа, а не скопление разрозненных, хоть и отличных тренеров.

Тренерская академия – гордость Германии. Трудно попасть, зато все равны: и тренер-любитель, и легенда Бундеслиги с 400 матчами

Академия Хеннеса Вайсвайлера в небольшом городке Хеннеф – главное место подготовки немецких топ-тренеров. И единственное. Там учится каждый, кто получает лицензию Pro. Академия работает с 1947 года, через нее прошли все: от Рехагеля, Хайнкеса и Магата до Клоппа, Тухеля, Нагельсманна. 

Есть три пункта, которые делают центр по-настоящему особенным.

• Жесткий отбор. На ежегодный курс принимают только 24 человека. Вступительный экзамен состоит из трех частей. Сначала короткое собеседование с несколькими задачами, которые нужно решить на тактической доске. Затем практическое упражнение: абитуриент должен на стратегической тренировке подготовить команду к сопернику с заданной схемой (например, 4-4-2). Наконец, еще одна проверка в классе – письменный тест на знание теории.

• Разнообразие претендентов. Кураторы курса настаивают, что пройти через академию может как тренер-любитель без игрового опыта в профессиональном футболе, так и настоящая легенда Бундеслиги. 

Симбиоз людей с разным бэкграундом помогает системе. Руководитель подготовки тренеров (с 2008-го по 2018-й) Франк Вормут лаконично объяснял: «В академии не только учатся, но и учат друг друга».

Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

Кирилл Серых, аналитик футбольных данных в Sportlec Solutions (дочерняя компания DFL, организатора первой и второй Бундеслиги, и статс-провайдера deltatre) и бывший тренер берлинской «Тасмании» в интервью Sports.ru рассказал, что система лояльна к обучающимся: «Я сдавал на лицензию C, самое приятное – отношение к иностранцам и к тем, у кого нет никакого футбольного опыта. На мои вопросы о лексике и футбольной терминологии (например, о триггерах для прессинга) всегда спокойно отвечали».

• Четкая регламентация. Курс длится 9 месяцев (раньше – 11), зачетную оценку ставят только после 815 часов занятий. Минимальный порог от УЕФА на лицензию Pro – всего 240 часов. В Англии – 256.

При этом в Германии тренер не может работать в первой, второй Бундеслиге и третьей Лиге без лицензии Pro. В той же Англии можно тренировать в Чемпионшипе, если хотя бы подал заявку на Pro. Для Лиги 1 (третий дивизион) достаточно лицензии A. Это кажется нормой – УЕФА рекомендует работать с A во вторых дивизионах. Так что исключение из правил – именно случай Германии, а не Англии.

И это не все – есть обязательное требование к академиям немецких клубов: минимум два специалиста с Pro. В Германии у каждой профессиональной команды (их 56) должна быть система подготовки молодежи (требование с 2000 года), так что отвертеться невозможно.

Процесс обучения на Pro: лекции кураторов, семинары, практические занятия с командами при университете, курсовая работа, экзаменационные сессии. Обязательные смежные дисциплины: психология, педагогическое мастерство, риторика, спортивная медицина. 

Возраст ничего не значит, Тухель даже придумал термин – вторая волна. Теперь в Германии молодых талантливых тренеров больше, чем футболистов

Бундеслига – лучшая витрина для оценки немецких тренеров. В сезоне-2021/22 нет ни одного специалиста с принципиально отличающейся образовательной базой – нечастые иностранцы получали лицензии в Австрии или Швейцарии, где ориентируются на большого соседа.

11 из 18 тренеров хотя бы год работали в немецкой молодежной системе. 7 тренеров прошли через молодежку именно того клуба, который впоследствии возглавили. Самые внушительные примеры: Флориан Кофельдт и Кристиан Штрайх.

Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

Кофельдт пришел в «Вердер» в 24 года обычным тренером юношей, а в 35 дорос до главного в основной команде (кстати, в 2015-м стал лучшим студентом курса академии Вайсвайлера).

56-летний Штрайх с 1995-го по 2011-й управлял «Фрайбургом» U19, затем поднялся в основу – и с тех пор тренирует, оставаясь с командой и при спусках во вторую Бундеслигу, и при попаданиях в еврокубки. Дольше без пауз Штрайха в топ-лигах тренирует только Диего Симеоне, хотя разница символична: аргентинец взял «Атлетико» 23 декабря 2011-го, Штрайх обновил должность 29 декабря.

Тренер «Фрайбурга» – самый возрастной в Бундеслиге, сильно выделяющийся на фоне юных коллег. Революцию запустил спортивный директор «Майнца» Кристиан Хайдель, в 2001-м доверившись 35-летнему Юргену Клоппу (шок, он тренирует дольше 20 лет). В 2009-м Хайдель продолжил гнуть линию, пригласив 36-летнего Томаса Тухеля. 

А в 2016-м «Хоффенхайм» закрепил тенденцию, сделав 28-летнего Юлиана Нагельсманна самым молодым тренером в истории Бундеслиги.

Почему молодые тренеры так органично встроились в немецкий топ-футбол? Руководитель академии Вайсвайлера (занял пост в 2018-м) Даниэль Ньидковски объяснял в интервью DW: «Такие тренеры знают, как вести себя с поколением игроков, которое состоит из подростков. Молодые тренеры легче справляются с молодыми футболистами – вот и все».

Томас Тухель назвал этот феномен второй волной – по аналогии с волной талантливых молодых игроков, которые появились в Германии после реформы молодежного футбола. Теперь в каждой команде Бундеслиги появились тренеры для команды до 19, 17, 15, 13, 12, 11 лет, а не один парень, на полставки разрывающийся между несколькими составами. Системный подход сначала дал качественных игроков, теперь еще и тренеров.

Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

Кирилл Серых вспомнил показательную историю из «Тасмании» про тренера U13: «Мой знакомый тренировал команду U13, при котором много ребят перебежало в старший возраст, за полтора года дорос до роли одного из двух руководителей всей молодежки». 

Возможно, сильнее удивляет не карьерный рост, а тот факт, что у команды из пятого дивизиона был конкретный тренер команды до 13 лет.

Сами футболисты тянутся к более близким по возрасту наставникам. Спортивный функционер Михаэль Решке, работавший в «Баварии», «Байере», «Шальке» и «Штутгарте», признавал: «Выпускники академий становятся умнее. На молодежном уровне с ними работали молодые тренеры – и их не смущает юный возраст главного в основной команде. Идеи важнее регалий».

Харизма – недооцененный критерий немецких тренеров. Ее ставят даже выше тактических умений

Ньидковски раскрывал любопытную деталь при отборе кандидатов в академию Вайсвайлера: «Мы внимательно оцениваем характер тренера – обладает ли человек харизмой? Имею в виду то, как человек позиционирует себя. Доверяешь ли его монологам? Веришь ли в успех его стратегии? Тренер должен уметь убеждать. 

Да, это субъективный параметр, но такое нельзя игнорировать».

Юлиан Нагельсманн точно прошел проверку. Вот рассказ Патрика Вайзера, учившегося с Юлианом на одном курсе: «Однажды Нагельсманн почти все занятие убил на то, чтобы доказать, как правильно действовать при схеме с тремя центральными защитниками. На семинаре присутствовал Франк Вормут, босс академии. 

«Да в этом нет никакого смысла!» – повышал голос Вормут после всех аргументов Нагельсманна. Юлиан в какой-то момент успокоился, чтобы урок продолжился. Но было ясно, что он все равно остался при своем мнении».

Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

Это здоровая история: талантливый тренер отстаивает позицию, может идти даже против главного человека в образовательном центре. Главное – взвешенность аргументов.

В Nordwest Zeitung был любопытный репортаж о последнем экзамене Нагельсманна в академии. Тогда Юлиан уже получил должность и. о. главного в «Хоффенхайме». Утвердиться в этой роли можно было только после успешной сдачи.

Практическая часть проходила с тренировкой «Боннера» – команды при академии. Юлиан буквально водил футболистов за руку и расставлял их на поле. Создавал игровые ситуации и спрашивал, куда игрок должен сделать пас. Не отставал, пока не будет правильного ответа. После кивка отправлялся к следующему футболисту.

То же самое Нагельсманн делал и в «Хоффенхайме» – но расставлял не юношей-любителей, а профессионалов с десятками игр в Бундеслиге. И ничего не стеснялся – говорил, что восприимчивость к обучению (вплоть до хождения по полю за руку) отличает хорошего игрока от плохого.

Юлиан получил оценку 1,3 (в Германии 1,0 – «отлично», 5,0 – «неудовлетворительно») – вторую на курсе. Лучшим с 1,0 был Доменико Тедеско. Их однокурсники говорили, что Тедеско был более прилежным учеником – тщательно вел конспекты, меньше вступал в споры. Но в монологах преображался и искрил. 

Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

Сам Тедеско позже скромно рассказывал, что Нагельсманн был безальтернативно лучшим учеником на курсе: «У него просто было меньше времени на подготовку к экзаменам из-за работы в «Хоффенхайме», все понимали, что скоро он совершит прорыв».

Оценки – это мелочь. Гораздо важнее, что в немецкой системе каждый тренер (у Нагельсманна и Тедеско не было никакого значимого игрового бэкграунда) может получить шанс, если обладает неординарными знаниями и – не забываем – харизмой, чтобы доносить мысль до любых футболистов.

К немецкой системе есть и претензии: выпускает одинаковых тренеров и требует, чтобы абитуриенты чеканили 100 раз

В Германии нет глобальной критики системы, но отдельные мнения звучат резко. Бывший полузащитник «Баварии» и сборной Германии Мехмет Шолль жестко прошелся по подготовке кадров, сравнив ее с промыванием мозгов. 

Позиция Шолля: в академию попадают только наиболее послушные тренеры. Это приводит к кризису идей, футбол на самом деле стагнирует, любая по-настоящему оригинальная концепция не находит практического применения, потому что инакомыслящих просто не подпускают к клубам Бундеслиги.

Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

У Мехмета есть сторонники. И вполне очевидная причинно-следственная связь: именно из-за одинаковых тренеров академии выпускают серых футболистов без яркой индивидуальности. Игра теряет радость, единственная цель – тактически и физически нейтрализовать соперника.

Трудно найти объективные параметры для оценки. Легче выбрать сторону, просто посмотрев матчи Бундеслиги. 

Есть претензия поконкретнее. Кирилл Серых рассказывает: «При заявке на лицензию B необходимо сдать тест на навыки игры. Разве важно, умеешь ли ты играть в футбол, если учишься на тренера? Футболист и тренер – две разные профессии.

И тесты везде различаются. В одних регионах дают 20 минут и оценивают качество разных упражнений: пасы, дриблинг, навесы. А где-то надо 100 раз набить мяч ногой».

Из других недостатков: бюрократия и минимум слотов на обучение даже на лицензию C. После прохождения курсов экзамен приходится ждать 2-3 месяца. В пандемию все растягивается до полугода.

Есть мнение, что те же 815 часов на лицензию Pro – излишество. Йенс Лангенеке, выпускник курса-2020, говорил, что учеба чересчур долгая. И иронично задавался вопросом – неужели игрок уровня Томаса Мюллера должен тратить месяцы лишь ради подтверждения высоких знаний?

Очевидно, да. B этом главное преимущество системы.

Немецкое тренерское образование – настоящая школа. Лекции читают Флик, Рангник и даже Сандро Шварц

Вряд ли есть еще одна футбольная страна с настолько переплетенной историей отношений между тренерами. Понятно, что и в Италии, и в Испании, и в Португалии появляются поколения тренеров-звезд. Чаще всего это следствие высокой футбольной культуры, сами по себе тренеры абсолютно разные, у каждого своя философия и путь.

В Германии все иначе.

Бундеслига живет футболом Ральфа Рангника: гегенпрессинг, вертикальные атаки, элитная физподготовка. Почти каждый немецкий тренер – от Юргена Клоппа в «Ливерпуле» до Франка Крамера в «Арминии» – хотя бы раз признавался, что Рангник сформировал ключевые принципы игры. 

Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

Все не заканчивается на слепом поклонении. Флик высоко оценивает Нагельсманна, Нагельсманн уважает Тухеля, Тухель ценит Клоппа, Клопп хвалит всех. Было бы похоже на нелепую лесть, если бы не родственные идеалы, вдохновители и схожее чувство игры. 

Внутри Бундеслиги эти отношения тоже сохраняются – перед каждой игрой увидите доброе 30-секундное общение с объятиями. Штрайх обязательно с ехидной улыбкой потискает соперника, а Марко Розе, всегда опаздывающий к стартовому свистку, не забудет сказать коллеге что-то приятное. 

В той же академии Ханнеса Вайсвайлера каждый год мелькают приглашенные лекторы: Йоахим Лев, Ральф Рангник, Ханс-Дитер Флик – нынешний тренер сборной Германии стал лучшим на курсе-2004. В 2019-м на занятия приезжал Сандро Шварц. 

Немецкая школа тренеров – футбольный Хогвартс. Там жесткий отбор (оценивают харизму, а не регалии) и нерушимая дружба

Копнем глубже – то же единство в региональных лигах, Оберлигах и совсем любительских турнирах. 

Кирилл Серых подтверждает: «Очень открытые люди. Приехать на стажировку, посетить тренировку, просто пообщаться – без проблем. Мы в «Тасмании» чуть ли не каждые выходные обменивались опытом, делились упражнениями. 

Система завязана на землях (субъекты, формирующие территорию Германии – Sports.ru). У нас в Берлине и Бранденбурге было сильное комьюнити тренеров, знаю, что в Гессене многие внутри пересекаются – например, тренеры из Франкфурта общаются с тренерами из Дармштадта».

РПЛ точно не станет хуже, если немцы будут и дальше использовать свои знания, чтобы сделать российские клубы сильнее и прогрессивнее. 

Хорошо бы эти знания усвоить.

Телеграм-канал Кирилла Серых

Телеграм-канал автора

РПЛ или Чемпионшип? Объективно сравнить невозможно, но переезд в Россию – понижение для Фарке

Фото: East News/SUSANA VERA/POOL/AFP, ODD ANDERSEN/AFP; РИА Новости/Владимир Федоренко; globallookpress.com/nph/Kokenge, Eberhard Thonfeld, imago sportfotodienst; Gettyimages.ru/Christof Koepsel/Bongarts

Источник

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.